Акваскипер — всё про новый водный велосипед

WORRELL 1000 — ГОНКИ НА ВЫЖИВАНИЕ (видео)

Posted on 19.07.2014 in Парусный спорт | by

Рассказ о самых изматывающих гонках на катамаранах в мире.

WORRELL 1000 - ГОНКИ НА ВЫЖИВАНИЕ (видео)Worrell 1000 является 1000-мильной гонкой на катамаранах повдоль пляжей между South Beach, штат Флорида и Вирджиния-Бич, штат Вирджиния . Девиз гонки: «Стальные мужчины, пластмассовые лодки»  («Iron Men, Plastic Boats»)

История 

Все началось как обычно в баре.

Вирджиния-Бич. Два родных брата Майкл и Крис Уорреллы поспорили меж собой, что Майкл не сумеет пройти на 16-ти футовом катамаране до Ки Веста, Флорида.

 1 октября 1974 года, Майкл Уоррелл и Стив МакГаррет покинули Вирджиния-Бич на катамаране Хобби 16 с надеждами на достижение Флориды. В тот раз он проиграл пари — на пути отважного экипажа, как назло, оказались два урагана, после которых спортсменам пришлось много повозиться с ремонтом лодки. После 20 дней, они ,к огорчению, обязаны были тормознуть в Форт-Лодердейл, штат Флорида в связи с тем, что их катамаран был в нехорошем состоянии.

Позднее, Майкл замыслил перевоплотить 954-мильное ралли в регату . Первые гонки назывались «Уоррелл Бразерс Каботажная Гонка»и свершилась она в мае 1976 года. Четыре команды участвовали в гонке. В то время все правила сводились только к тому, что участники должны выступать на 16-футовых парусных катамаранах. Участники могли плыть денек и ночь, но они должны были делать остановку каждые 24 часа и отзваниваться из какого нибудь ресторана на пляже. Маршрут был перевернул с началом в Форт-Лодердейл и финишем в Вирджиния-Бич, чтоб пользоваться господствующими ветрами. 

В 1979 году Майкл Уоррел продал свою половину Worrell Бразерс собственному брату Крису, который уменьшил имя гонке и она стала называться  Worrell 1000. В 1985 году правила были изменены, что позволило учавствовать в регате хоть какой лодке длиной до 20 футов с менее 8-ми футовым бушпритом, а не только лишь парусным катамаранам. В 1987 году правила были изменены вновь, чтоб разрешить неограниченный по длине бушприт.  В период 1990-1996 гонки не проводились, но возвратились в 1997 году. С 2000 года единственным классом катамаранов, которые допускаются к гонкам, стал катамаран Интер 20 изготавливаемый в Санта-Ана, Калифорния. В последние годы регаты были отменены — спонсоры не делали денежные обязательства, однако, каждый год гонка планируется.

Смерть 

К огорчению по инфы с официального веб-сайта гонки, Майкл Worrell погиб 5 июня 2010 года.

Сборы и призы

Общий призовой фонд составляет $ 1,000,000. Приз за 1-ое место — $ 400 000. 2-ое место $ 200,000 и третье место $ 100,000. В 2003 году для покрытия призового фонда вступительный взнос был поднят с 8000 баксов до 20000 баксов. Сюда  включены аренда катамарана с парусами, проживание в гостинице и защитное снаряжение.

Наши яхтсмены дважды принимали роль в 1000-мильной гонке на катамаранах повдоль атлантического побережья США. Представляем Вам рассказ свидетеля и участника этой безумной гонки, эксчемпиона мира в классе «Торнадо» Виктора Потапова.

Напомним, что мысль проведения этих необыкновенных гонок принадлежит обладателю ресторана из Вирджиния-Бич Майку Уорреллу, который и стал первым победителем регаты в 1976 году. Соревнования стали классическими и получили заглавие «Уоррелл-1000″.

WORRELL 1000 - ГОНКИ НА ВЫЖИВАНИЕ (видео)А в 1988 году регату переименовали. Сейчас она именуется «Уорлд-1000″ — ведь в Форт-Лодердэйл, где обычно стартует 1-ый шаг встречи, съезжаются яхтсмены со всего мира.

ПРАВИЛА «УОРЛД-1000″. Каждое судно, участвующее в регате, должно: быть не длиннее 20 футов; сохранять плавучесть в случае переворачивания; приводиться в движение только силами ветра и течений быть адаптированным для старта с берега и финиша на берегу, также весить более 400 фунтов (это правило не распространяется на измененные суда промышленного производства). К свободному классу никаких других требований нет.

Любая команда должна включать в себя гоночный экипаж из 2-ух человек и, по последней мере, 1-го человека на берегу. Днем, когда участвующие суда пересекают стартовую линию и преодолевают прибой, также вечерком, при возвращении судна на сберегал к финальному створу через полосу прибоя, только члены экипажа и один человек из береговой команды имеют право дотрагиваться до судна. Очевидно, не считая случаев последней необходимости. Подмены в экипаже допускаются в очень редчайших случаях, к примеру из-за травмы либо заболевания.

Измененные суда промышленного производства участвовали в гонках исключительно в 1988 году. Каждое судно в этом классе представляло собой катамаран промышленной постройки шириной менее 8,5 футов из тех, которые продаются широкому потребителю. Разрешалось использовать только серийные корпуса, балки и мачту. Кроме весовых ограничений, все главные правила «Уорлд-1000″ распространялись и на этот класс. После соревнований 1988 года он исключен из программки регаты.WORRELL 1000 - ГОНКИ НА ВЫЖИВАНИЕ (видео)

Гонка состоит из 12-ти шагов протяженностью от 61 до 122 миль. Время, затраченное на преодоление шага, фиксируется; фаворит регаты определяется по суммарному времени прохождения всех шагов. Экипаж может отрешиться от роли в очередной гонке (из-за поломки либо нехороший погоды, к примеру) и присоединиться к участникам на последующем шаге. При всем этом ему насчитывается существенное штрафное время.

Участвующие яхты должны иметь спасательные средства и легкие радиостанции, которые, но, можно использовать исключительно в случае последней необходимости. Не разрешается использовать электрические навигационные приборы и связываться любым образом с берегом, пилотами самолетов, экипажами катеров и т. д. кроме аварийных ситуаций, когда необходимо обозначить свое местопребывание.

О том, как проходила эта уникальная регата, мы попросили поведать управляющего русского экипажа Виктора Потапова:

— В США мы прилетели вчетвером. Вторым членом основного экипажа был Игорь Карпак, Владимир Костров — запасной, Анатолий Кузьмин — управляющий делегации. В Форт-Лодердэйл к нам присоединился переводчик — юный янки Майкл, который стал пятым представителем нашей маленький команды.

Заявки на роль в гонках подали 13 экипажей. Зарубежных команд оказалось всего три: не считая нас к месту старта прибыли гонщики из Австралии — двухкратные фавориты «Уоррелл-1000″, и команда «Сплэшдаун» из Англии.

Австралийцы, как и мы, приехали без катамарана — при этом существенно ранее нас. По всем писанным и неписанным законам из 2-ух «Торнадо», предложенных устроителями, они могли избрать наилучший. Но директор регаты Эл Этридж собрался сделать все по справедливости и устроить жеребьевку.

Получив катамаран, сделанный канадской компанией «Сэйл Крафт», сходу взялись за дело. По примеру австралийцев мы решили выступать в свободном классе, так что серийный «Торнадо» предстояло переоборудовать. Команда Австралии, уже имеющая большой опыт роли в этом супермарафоне, привезла с собой кое-какие полезные вещи, а именно, бушприт (практически трехметровой длины) и пару особых трапеций, более комфортных при продолжительном использовании в гонке.

У нас схожих приспособлений не было. Единственное, что мы сделали — установили дополнительные оковки и блоки для постановки спинакера и ричера — большого стакселя с нижней шкаториной от носа до кормы. На все эти работы и пробные выходы ушло три денька.

Катамаран нам достался в целом хороший. Настораживало, правда, что оба корпуса малость подтекали около швертовых колодцев. На чемпионате мира в Кингстоне в 1982 году я арендовал катамаран этой же компании и тоже, помню, намучился с устранением течи… Удивительно, что спецы «Сэйл Крафта» за 6 лет не смогли совладать с этим недостатком.

И вот, в конце концов, старт. Через 20 — З0 минут сберегал пропал из вида и раскладку галсов пришлось вести по компасу. Этим нам приходилось заниматься в протяжении фактически всех шагов. Для штурмана крейсерской яхты работа с компасом и картой не неувязка, но когда летишь на обезумевшой скорости на небольшом, перегруженном парусами катамаране, хоть какой «зевок» чреват опрокидыванием. Смотреть за показаниями компаса достаточно трудно. Но, вроде бы то ни было, мимо финиша мы, не промахнулись никогда.

Финиш шага «Уорлд-1000″ — редкостное зрелище, всегда собирающее огромное количество зрителей. Створ установлен прямо на пляже. Через полосу прибоя катамараны вылетают на песок, останавливаясь иногда метрах в 20 от воды. После первого же финиша на нашем «Торнадо» отклеилась пленка, закрывающая щели швертовых колодцев, ходовые свойства несколько усугубились. Для таковой системы старта и финиша больше подходят плотно подогнанные кинжальные шверты, не требующие пленочных «клапанов».

Как выяснилось после первого шага, мы имели очевидное преимущество на лавировке. Но стоило ветру зайти в бакштаг, конкуренты начинали неумолимо настигать нас. Подхлестываемые общим азартом, при подходящих критериях мы ставили спинакер. И хотя скорость росла чуть не в два раза, все таки чувствовалось, что наши деяния не выходят за рамки опыта. Сказывались отсутствие опыта работы со спинакером на катамаране и некие просчеты, допущенные при установке дополнительных приспособлений.

Об экзотичных особенностях «Уорлд-1000″ мы уже были наслышаны, но к таким, к примеру, «навигационным опасностям», как морские черепахи, мы отнеслись не совершенно серьезно. Какие там черепахи! Да, видно, напрасно веселились.

На одном из шагов, сходу за мысом Канаверал я нашел, что оковка гика, с которой мы уже много намучились ранее, готова совсем оторваться. Передав руль Игорю, висячему на трапеции, я полез к мачте, чтоб как-то примотать оковку. И в этот самый момент перед форштевнем подветренного поплавка вынырнула чешуйчатая голова и блеснул на солнце влажный панцырь с неплохой стол размером. Игорь резко пришелся, но было уже поздно. Эффект был таковой, как будто автомобиль наехал на бревно. Катамаран перевернулся так быстро, что хотя я и успел, практически не замочив ног, вскочить на наветренный шверт, мачта ушла под воду.

Положение оказалось достаточно кислым. Высота волн была очевидно недостаточной, чтоб поставить катамаран на ровненький киль. Вспомнились истории об акулах, которых в этих краях много. Правда, до выхода мы всегда «вооружались», и Игорь, увешанный кинжалами, был похож на героя голливудского боевика, но всетаки. В общем, мы на для себя ощутили, что такое принцип личной ответственности за безопасность. Никакого сопровождения правилами гонок не предусматривалось — только дважды в денек над дистанцией пролетал самолет.

К счастью, недолго мы посиживали на перевернутом катамаране. Совсем случаем рядом оказался катер с некий компанией, которая и оказала нам помощь. Выяснилось, правда, что мачта основательно погнута, но окончить шаг нам удалось.

Чуть мы вынули покоробленный катамаран на пляж, нас здесь же обступила масса добровольческих помощников. Закипела работа. Совместно с нами покалеченной мачтой занялся Рой Симен — управляющий катамарана «Домино Пицца», многократный фаворит регаты. Я познакомился с ним еще в 1978 году на чемпионате мира и был очень рад убедиться, что Рой все тот же — отзывчивый, компанейский юноша, готовый придти на помощь даже наиблежайшему сопернику. Недаром в дополнение к заслуге за 2-ое место он получил и особый «Приз гонщиков».

Огромную помощь оказал нам и главный устроитель встречи — Эл Этридж, который практически взял на себя обязанности нашего опекуна. Он решал, казалось бы, неразрешимые трудности. Новенькая оковка взамен сломанной была практически на последующий денек доставлена из Канады. А когда выяснилось, что на всем побережье деньком с огнем не отыщешь шестимиллиметровых заклепок, наиблежайшим рейсом из Канады прилетели и заклепки. Словом, уровень организации регаты был просто-таки безупречным.

Чем выше мы подымалиь на север, тем посильнее становился ветер. На фоне заключительных шагов 1-ые выглядели чуть не «пляжными». В Форт-Пирс мы шли по сорокаградусной жаре фактически одним галсом; как ни берегся я от солнца, все таки спалил напрочь кожу на щеке и кисти руки, державшей румпель. А у мыса Хаттерас мы уже зябли в наглухо застегнутых комбинезонах…

Но на севере началась лавировка — то, о чем я так грезил. Она здорово прирастила наши шансы попасть в число призеров. Очень суровым оказался восьмой шаг — до Райтсвилл-Бич. Ветер, и без того довольно сильный, повсевременно инспектировал бдительность гонщиков резкими шквалами и заходами. Шел мощнейший океанский накат. Оглянувшись вспять, чтоб поглядеть на конкурентов, я сообразил, почему в старину управляющих в таких случаях выкидывали за борт. Вправду, разбушевавшаяся стихия — зрелище не для слабонервных. Признаюсь, и у меня в 1-ый момент рука на румпеле дрогнула. Но я поглядел на Игоря, который безмятежно висел на трапеции, стопроцентно доверившись моему умению управлять яхтой, и нервное напряжение ослабело, я опять взял себя в руки.

Лучше быть в море, чем посиживать на берегу. Что может быть ужаснее томительного ожидания! Последние три шага управляющим пошел Володя Костров. Он пришел первым на десятом шаге от Атлантик-Бич до Кэйл-Хаттерас. Финиш был на полуострове. Анатолий Кузьмин оказался неплохим знатоком кулинарных премудростей. Измотанных гонкой ребят повстречал на берегу запах наваристого борща. Наготовленных яств хватило и на судейскую бригаду, дотемна принимавшую финиширующие катамараны.

На этом шаге австралийцы, идущие в фаворитах, потерпели беду. Их катамаран развалился на кусочки. Правда, устроители сходу предоставили им другой. А в последующей гонке из-за резко усилившейся течи чуть ли не утоп и наш «Торнадо» — ребята впору успели выброситься на сберегал.

Шторм все усиливался, и было решено завершающего шага не проводить. Но на старт все таки вышел один катамаран: разбушевавшаяся стихия не смутила личного детектива из Мэнсфилда Ричарда Блисса. Его экипаж оказался единственным, смогшим финишировать на всех 12-ти шагах и преодолеть полную дистанцию «Уорлд-1000″.

При окончательном подсчете результатов мы узнали очень приятную новость — оказывается, что все три призера (в том числе и мы) побили рекорд скорости, установленный победителем предшествующей регаты.

Дружественная, свободная атмосфера «Уорлд-1000″ запомнилась, пожалуй, не меньше, чем сами гонки. А энтузиазм к яхтсменам из СССР был просто-таки колоссальным. Нам повсевременно приходилось отвечать на массу вопросов, говорить о нашей стране и перестройке. Приличные дяди и тети просили разрешения… просто к нам прикоснуться. Хороших слов в адресок СССР мы услышали много. «Не знаем, до чего условятся наши президенты,— гласили нам (Рейган в это самое время был с визитом в Москве), — но то, что вы тут,— это просто здорово. Означает, мы найдем общий язык».

Мэр Китти Хаука вручил нам символический ключ от городка и здесь же отрадно сказал, что зимой собирается в Москву.

Спорт наводит мосты меж странами и материками. В справедливости этой формулы мы удостоверились сами.

РЕЗУЛЬТАТЫ «УОРЛД-1000″

Свободный класс (10):
1 — команда Австралии (Я. Бэшфорд, Р. Вотерхауз); 83 ч 17 мин 03 с;
2 — команда «Домино Пицца» (Р. Симен, Г. Миллер); 85 ч 42 мин 41 с;
3 — команда СССР (В. Потапов, В. Костров, И. Карпак); 89 ч 14 мин 12 с.

Класс измененных судов промышленной постройки (3):
1 — команда «Блисс» (Р. Блисс, С. Тартаглиано);88 ч 39 мин 22 с.

Предшествующий рекорд соревнован и й — 92 ч 27 с.

КУРЬЕЗЫ «УОРРЕЛЛ-1000″

1987. Пролетая над дистанцией гонок в районе Кэйп-Хаттерас, пилот Джим Пикл нашел, что катамаран «Холл Ауто Уорлд» идет, окруженный стаей более чем из 150 акул. Гонщики ничего не замечали до того времени, пока 8-футовая акула-молот не толкнула катамаран, заставив шкотового Эла Этриджа погрузиться в воду.

Вени Мунихэм и Майкл Бендер — экипаж катамарана «Графики» — были доставлены на сберегал катером береговой охраны после того, как их катамаран на неплохом ходу врезался в устои моста через реку Орегон. Нужно, правда, добавить, что из-за сильного тумана видимость была меньше фута.

1986. Самодельный древесный катамаран команды Северной Каролины свалился с гребня 9-футовой волны и разлетелся на кусочки. Экипаж — Грэм Бернс и Шед Дюсье — был спасен береговой охраной. Собрав за два денька все осколки и убедившись, что вернуть судно нельзя, яхтсмены направились домой, дав торжественную клятву возвратиться «и взять реванш.

1985. Рулевой голландского экипажа Ян Ланге в одной из гонок так очень натер руку румпелем, что она посинела и покрылась пузырями. Но после финиша упрямый яхтсмен сделал для себя пластиковую «рукавицу», оставляющую свободным большой палец, и опять вышел на старт.

Меж корпусами 19-футового катамарана «Эдвенче спешалист» проскользнула 20-футовая акула-молот.

1984. Пока «береговые» представители одной из команд давали сигналы собственному экипажу идти к берегу и не рисковать, потому что начинался шторм, прибойная волна затащила в море их внедорожник, оставленный у воды. Автомобиль до сего времени не найден.

Команда Вирджиния-Бич только по счастливой случайности избежала ночного столкновения с сухогрузом, пересекающим океан. Он прошел так близко, что был слышен плеск волн о его борта.

1982. Напряженное многочасовое плавание под парусами вызвало у неких участников галлюцинации. «Еле продвигаясь в штиль в районе Райтсвилл-Бич около 3 — 4 часов утра,— ведает какой-то из них,— я увидел, при этом совсем ясно, большой 3-этажный дом под двускатной крышей, увенчанный древесными наличниками. Это было так реально, что можно было дотронуться до него…» Нужно сказать, что и его напарник готов был поклясться, что ясно лицезрел длинноватые ряды каких-либо кустов в 4 милях от берега.

Меж Атлантик-Бич и Кэйп-Хаттерас команда США использовала необыкновенного «лоцмана» — стаю дельфинов. Дельфины вывели катамаран прямо на финальный створ.

1981. Катамаран южноафриканской команды столкнулся с морской черепахой. Один из членов экипажа произнес, что ее панцырь был, пожалуй, пошире самого катамарана. Повреждения корпусов были так значительны, что команде пришлось сойти с соревнований. Но яхтсмены не унывали: до конца регаты они проходили в футболках с надписями «Южноафриканское общество защиты морских черепах от ожесточенного воззвания».

1979. Пауль Ламберт, управляющий катамарана Южной Каролины, прибыв на старт регаты, нашел, что его шкотовый арестован за нелегальное скрещение границы. Поскрипывая резиной непромоканца, Ламберт отправился в полицейский участок вести переговоры. Незадачливый матрос был передан на поруки, и в конечном итоге команда Южной Каролины смогла занять 5-ое место.

1977. Катамаран опытнейшего яхтсмена Рона Энтони потерпел катастрофу около 1-го из островов штата Джорджия. В поисках помощи Рон прошагал через большущее болото, переправлялся через протоки на лодках рыбаков и милях в пятнадцати от побережья нашел… магазин «Продукты для яхтсменов». Набрав запчастей, Рон отправился к собственному катамарану, чтоб продолжить гонку.

Катера и яхты, №2 (138), 1989

          

TAGS: , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

TITLE

TITLE