Акваскипер — всё про новый водный велосипед

ОТЧЕТ ПО Скрещению ОКЕАНА

Posted on 02.05.2014 in Парусный спорт | by

ОТЧЕТ ПО Скрещению ОКЕАНА

Atlantic Rally for Cruisers — знаменитая гонка для парусных яхт – проводится с 1986 года. Ее протяженность 2800 морских миль (более 5000 км). В протяжении 27 лет в регате учавствуют более 200 лодок, 1200 яхтсменов, более 20 наций. 24 ноября 2013 года с острова Лас Пальмас де Гран-Канариа в ARC стартовали 222 лодки, в множестве которых яхта PARMA (Dufour 45e Performance). Команда «Пермской парусной школы» преодолела Атлантический океан за 19 дней 10 часов 27 минут 5 секунд. Заняв 8 место в гоночном дивизионе «B», удачно финишировала на полуострове Сент Люсия (Карибские острова).

Беспримерный опыт роли в трансАтланическом переходе команда посвящает 100-летию парусного спорта в Пермском крае. Экипаж команды PARMA составили 6 отважных яхтсменов: Сергей Кульпин, Александр Жарков, Максим Шахаев, Андрей Олейников (Наша родина), Манель Майол Риера (Испания). Своими впечатлениями делится шкипер Виталий Тараканов.

ШЕСТЕРО СМЕЛЫХ.

ОТЧЕТ ПО Скрещению ОКЕАНА

С командой подфартило. Рассредотачивание ролей началось с испанца Манеля Майола. Узнав что фото и видео его «профессинальное хобби», единодушно освободили его от обязательств во время авралов по постановке и уборке парусов. Его задачей было фиксировать происходящее для истории. Оператор – особый человек в команде, ему приходилось на физическом уровне нелегко когда все качалось и ходить-то не удавалось, а здесь необходимо оборудование держать! В неких ситуациях даже водонепроницаемые камеры не выдерживали: волна, ветер, сложные условия…

PARMA достаточно большая лодка длиной в 45 футов. И 6 чел на ней сходу разделились на вахты. Мы учли и яхтенный опыт каждого, и познание британского. Опыт управляющих был у 3-х человек – Жарков, Майол, Тараканов. Другие работали на шкотах. Два человека на палубе, другие отдыхают. Ночные вахты продолжались по три часа. Деньком практически повсевременно рулил я (с перерывом на час-два на обед), на это время у руля стояли Манель либо Александр. Другие члены команды работали с GPS, с настройкой парусов.

ОТЧЕТ ПО Скрещению ОКЕАНАКак без зарубежного языка на борту? На длинноватых гонках, естественно, тяжело. Английским владел Максим Шахаев и я (о нем говорю особо — мы отстояли с ним самую долгую 25-часовую вахту в шторм!), мы старались разговаривать время от времени даже через силу, так как испанцу не хватало общения. А вообщем интенсивно говоришь 1-ые три денька, позже на спад идет и на вахте время от времени за несколько часов парой слов перекинешься.

Но есть уникальный человек Александр Жарков. Не зная языка, он говорил с Манелем всегда (смеется – прим.ред.) и к концу гонки они стали наилучшими друзьями, понимали друг дружку с полуслова. У их было очень принципиальное объединяющее начало – они оба курили, так что братья по несчастью.

Самый старший опытнейший человек, отвечавший за контроль продовольствия, воды, энергооборудования лодки — Сергей Кульпин. Можно сказать, что он делал роль боцмана. По совместительству он был старшим рыбаком. Моментов рыбачить выдавалось малость, нужна была малая скорость. В один прекрасный момент забросив удочку, удалось изловить хорошую дораду на три килограмма. Очень смачная. Сергей сам изловил и сам отменно приготовил.

Боевой дух команды поднимал Андрей Олейников – неутомимый юноша, оптимист. Его рассказы о том, как чистил зубы соленой водой, навечно запомнятся журналистам в аэропорту, когда он давал интервью по возвращении. Это он делился историей о сорванном шланге, когда мы остались без технической воды сначала перехода. Здесь была совокупа причин. Кто-то рычаг некорректно повернул, кто-то переключатель включил и запамятовал, и все это в критериях шторма, когда все практически летали по палубе и прогуливались неясно как. На данный момент это радостная история для прессы, а в океане был достаточно большой удар по духу команды, который случился сходу после пережитого долгого шторма. Все были вялые, боролись больше суток. Еще эта неувязка! Мягко говоря, команда возбудилась – решала что делать, кто повинет. Трезво посчитали свои перспективы, количество оставшейся воды (всего брали 380 л питьевой), какие решения нам придется принимать. Так прожили неделю до момента когда сообразили, что припасами питьевой воды из бутылок мы все-же будем умываться. Выделили по стакану воды на утреннее умывание. Неделю фактически никто не умывался. Позже — когда скорость передвижения стала такая что мы стали осознавать время финиша – начали ускоряться и сообразили что припаса питьевой воды много, и есть возможность умыться несколько раз, уже стало легче. А первую неделю все припоминали эту ситуацию с сорванным шлангом друг дружке либо тому, кого считали виновным.

Вообщем о точном рассредотачивании ролей гласить трудно. Также как нереально именовать людей незадействованными. В океане нет ни отдыхающих, ни туристов на борту. Все делают всё если пригодится. Экипаж несет вахту и деньком и ночкой, посиживают, работают, меняют паруса, будят смену, смотрят за расписанием вахт… Дополнительный спектр присваивают спящие на поверхности киты и прилетающие на палубу «ароматные» летучие рыбы. В авралах участвует вся команда. Нереально уменьшить, убрать либо поставить парус на этой яхте без труда со стороны всей команды. Потому когда ночкой приходит шторм, ветер усиливается и необходимо убирать паруса, вся команда ночкой под дождиком встает и идет на палубу. Шторм завершается, ветер слабеет и снова поднимаешь команду, все выходят, ставят дополнительные паруса.

ПОД ПАРУСОМ И С ПОРТРЕТОМ БОРОДИНОЙ.

На данный момент кажется страсти рассказываю, но при всем этом недосыпа не наблюдалось. Деньком фактически все собирались на палубе, огромную часть денька бодрствовали все, и деньком никто не пробовал досыпать. Отпраздновали два денька рождения за 19 дней – у Кульпина и Майола. Поправлялись жаркой едой один раз в денек. На суше узнали, что отлично поправлялись! Пообщались с сотрудниками из гоночного дивизиона, так им не всегда удавалось справиться с кастрюлями и кипяточком. Скажу вам готовить в критериях болтанки это искусство! Наверное для этих целей придуманы лонжи, чтоб зафиксировать себя в пространстве. У нас не было такового опыта ранее. Но вопрос не только лишь в том, как стоять у плиты, как варить. Совсем объяснимо на плите все плохо держится – кастрюли с водой, пока ожидаешь когда она закипит… Порезать тот же лук… Обыденные вещи становятся испытанием. Пища для астронавтов бы подошла. Все к ней относились скептически… Каким-то чудом оказавшиеся две коробки с растворимыми супчиками – воспользовались наибольшим спросом. У нас были упаковки от Ксюши Бородиной «Худеем за неделю» – там есть кисель, борщ. Сергей Кульпин взял с собой такую коробку и когда мы с ним на вахте стояли, это была наша возлюбленная пища. Отсюда пошла шуточка «Мы здесь худеем с Ксюшей Бородиной». Коробка декорировала наш камбуз как фотки у дальнобойщиков в кабине. Жалко не снялись на этом фоне!

Сложилось так, что пореже всех готовил я, так как стоял на руле. Время от времени испанские блюда готовил Манель, они очень острые. Много специй закупили на борт. Он не сетовал на российское меню, но было видно, что наши отваренные макароны по-флотски его тоже не впечатляют. Когда затаривались, мы брали в главном макароны. Почему такие тонкие приехали? Работали много. Ну и морская болезнь была такая что… Сказать без выражений лучше цитатой от Сергея Кульпина, которой он делился со СМИ: «Думал что у меня, как у пилота, тренированный вестибулярный аппарат. Куда там… С ним оказывается вообщем ранее ничего сурового не происходило». Плюс чувственный стресс не отдал нам набрать вес. Болтаешься там один среди океана…

 

БЕРЕГОВОЙ ШТАБ.

Благодаря верно организованной работе с береговым штабом мы заблаговременно узнавали о надвигающихся штормах. Мы вначале планировали так делать, понимали, что правильно сами там заниматься навигацией не сможем. Во-1-х из-за замедленного спутникового веба, во-2-х из-за непростых критерий. Заблаговременно условились с 2-мя независящими источниками, от которых получали информацию и ее анализировали. Андрей Лицинский был некое время в разъездах и не всегда была возможность работать, и позже всю гонку нас вел Игорь Скалин(подробнее http://yachtsport.biz/news/288/), за что ему большая благодарность от команды. Дважды в день мы высылали Игорю свои координаты, погодные условия (по времени старались подстраивать это под обновление веб-сайта организаторов), после этого в ответ получали прогноз погоды, положение флота. Позднее пообщались с другими участниками, узнали, что на более больших лодках были штурманы. Но там и технические способности больше. Для лодки такового размера как у нас нет таковой необходимости. Считаю, что наша стратегия по курсу была очень правильной. Береговой центр делает анализ в более размеренных критериях чем мы, и на мой взор это очень верно. В последующую гонку я использовал бы такую же систему.

Игорь Скалин спец очень высочайшего класса. Общение с ним шло смсками и раз в день созванивались. Он осознавал положение дел и состояние команды. Не докладывал чувственные моменты нашему информационному центру по размещению новостей, и это верно. Мы и сами ему многого не гласили. Так как был стресс, не надо было тревожить семьи. Гласили позднее, когда все успокаивалось.

 

ТОЧКА В ОКЕАНЕ.

На данный момент мы можем признаться что способности срыва в океане нет. Когда мы смотрели на картплоттер и лицезрели острова Капо Верде, нам казалось что вот же они, рядом. Но когда считали – до их тыщу миль, вспять столько же. Расстояния прикинешь, усвоишь что до ближайших островов неделя пути, назад, чтоб сойти с гонки, столько же – вот так желание схода теряется. В океане нельзя вызвать помощь и сказать «стоп, заберите меня отсюда». После 300 миль от берега никакой вертолет до тебя не долетит. И нет , варианта кинуть лодку. Есть шанс сойти на плоту (смеется – прим.ред.) но что ожидает — тебя через какое-то время подберет такая же яхта. И непонятно где будет лучше.

ТЕХНИЧЕСКОЕ ОСНАЩЕНИЕ.

Столкнулись с тем, что повсевременно перетираются фалы. Отличные высококачественные веревки на фалах гоночной яхты в таком режиме выдерживают 2-3 денька, позже в том месте мачты где перегибаются через блок, они начинают перетираться. Это положение всегда необходимо поменять. День прошли ты его чуток потравил, чтоб сдвинуть перегиб. При всем при всем этом все фалы мы по разу подрезали. Они перетираются 30 см от конца все равно, спускаешь парус, испорченную часть отрезаешь, крепишь поновой и поднимаешь. Это и грота-фал, и стаксель-фал и генакер-фал.

По экипировке все подготовились нормально. Хватало и налобных фонарей, и перчаток. Было тепло. Даже на ночные авралы выскакивали в плавках и спасжилете, лень одеваться. Все происходило стремительно: полчаса работаешь на палубе и не замерзаешь.

Исходя из убеждений безопасности движения лодка была готова и нашего опыта хватило, чтоб очень яхту не поломать и дойти. Естественно, есть специфичность океанских гонок. На огромные расстояния для долгих переходов необходимы очень томные паруса. Основной неувязкой был даже не шторм. Попадали, возможно, в самый центр циклона, где нет ветра, но есть волна. Когда кончается ветер, наибольшей неувязкой становятся хлопающие без ветра паруса. Если их впору не закрепить, то они порвутся резвее, чем в ураган.

ОРГ МОМЕНТЫ.

В общем атмосфера на гонке очень отменная. Но регата нацелена на круизные лодки, которые пересекают океан. Это сезонная миграция яхтсменов, которые леденеют на Средиземноморье и в Великобритании. И все они идут гоняться на Карибы. Естественно именовать компанию роскошной гонщики не сумеют, но организация находится, она в таком формате живет длительно. Ничего отвратительного сказать нельзя, но с наслаждением поучаствуем в другом формате, более гоночном – уже от царского гоночного британского клуба.

МОРЕХОДНЫЕ Способности.

Чему научились? Спать при качке и болтанке, уперевшись руками и ногами в стенки. В той же позе посиживать в туалете. При этом лучше это делать закрыв глаза, так как так укачивает меньше. Даже в самолете команда заходя в туалет поступала конкретно так! Все посмеялись.

Спросите, для чего мы уехали из комфорта в трудности… А для чего люди в горы прогуливаются? Вопрос преодоления. На сей день при всем даже моем большенном гоночном опыте это достижение. Наверняка, это самое колоритное воспоминание.

ЕЩЕ?!

Пойдем ли опять через Атлантику… Слышал ребята в интервью гласили «Сразу не ответим».  Думаю, данное мероприятие почаще, чем раз в год либо раз в два года посещать не рекомендуется. Хотя… вот уже месяц прошел, я не могу совершенно точно сказать, что меня не манит океан. Там своя жизнь. Спорта и адреналина в маленьких гонках может быть даже больше, драйва и каких-либо действий. Но сам факт, что ты переходишь под парусом через океан, к тому же борешься с конкурентами – это очень любопытно.  Насколько трудно, так и любопытно.

ПРИГЛАШАЕМ ПОВТОРИТЬ.

Неважно какая гонка – это новый опыт, свежайшие познания. Я опешил как много нового можно получить за одну гонку нового формата. В голову уже пришла идея – мы же идем в следующую  Трансатлантику, что нам необходимо для этого сделать. И скажу вам это много конфигураций. То, что виделось принципиальным и основным перед первым стартом, изменяется на другие вещи. В последующий переход мы возьмем только людей с опытом, при этом с опытом ночных гонок и опытом несения вахт. В феврале идем на «RORC 600 миль» на Карибских островах. Даже человек прошедший 240 миль на Giraglia Rolex это приготовленный человек. У всех желающих есть время приготовиться. Добро пожаловать в команду PARMA.

TAGS: , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

TITLE

TITLE