Акваскипер — всё про новый водный велосипед

Nauta Yachts. Дизайнеры, подарившие миру Azzam либо как проектировалась наибольшая мегаяхта планетки

Posted on 20.05.2015 in Моторные суда | by

Nauta Yachts. Дизайнеры, подарившие миру Azzam либо как проектировалась наибольшая мегаяхта планетки

Сейчас на Марио Педола, Массимо Джино и компанию Nauta, которую они возглавляют, устремлены взоры всех знатоков поклонников огромного яхтинга. Нелегко разрабатывать крупнейшую мегаяхту в мире длиной в 180 метров, оставаясь при всем этом в тени.

Марио Педол и Массимо Джино до сих удивлены, что им удалось заключить «сделку века» — подписать договор на выполнение дизайна внешнего вида наикрупнейшей мегаяхты планетки, 180-метровой Azzam. Чернила на техзадании еще не просохли, а они уже вовсю работали над проектом в обстановке полной секретности. Беря во внимание размах предприятия, нет ничего необычного в том, что информация о будущей яхте кропотливо оберегалась.

Марио Педолу сказали потрясающую новость по телефону, рядом находились посторонние, и ему пришлось делать вид, что звонок не представляет особенной значимости.

Позднее он признался, что самым мучительным для него было вести себя в этот момент, как ни в чем же не бывало. Посодействовали опыт и выдержка, которых дизайнеру не занимать.

Nauta Yachts. Дизайнеры, подарившие миру Azzam либо как проектировалась наибольшая мегаяхта планетки

Марио Педол открыл в 1985 году компанию Nauta Yachts, предлагавшую, как он сам выразился, «яхт-услуги с панорамным обзором»

Давайте на короткий срок перенесемся в прошедшее. Отец Марио Педола был основным инженером, участвовал в разработке 2-ух трансатлантических теплоходов, Saturnia и Vulcania. Марио с юношества не мыслил собственной жизни без моря и кораблей и даже участвовал в 2-ух популярных регатах, а именно, на 30-метровой гоночной парусной яхте класса half-tonner. Он даже оборвал учебу в школе экономических наук, чтоб совместно с Андреа Валичеллиспроектировать 23-футовый парусник, принявший роль в чемпионатах мира в том же классе half-tonner.

Nauta Yachts. Дизайнеры, подарившие миру Azzam либо как проектировалась наибольшая мегаяхта планетки

Southern Wind 94 Windfall, спроектированная Рейчел Пью из Nauta, спущена на воду в 2013-м

Марио отыскал для собственной яхты судостроительную компанию и условился о валютном вознаграждении в форме лицензионного сбора. Проект оказался удачным: яхта участвовала в регате, пришла третьей, и заказы потекли рекой. За 2 года было продано около 40 моделей. Потом семейство Педоло получило английский парусник Oyster 57’. Как-то само собой вышло, что Марио начал представлять английскую компанию в Италии. Он продал 5 моделей, но из-за высочайшего курса фунта стерлингов импорт оказался нерентабельным, и Марио собрался сделать еще одну морскую паузу: пустился в плавание по Атлантическому океану, взяв курс на Карибские острова. Из путешествия он извлек гигантскую пользу, записываясо скрупулезной точностью все детали ежедневной жизни на борту. Наряду с этим он задумчиво готовил свою карьеру.

Компания работала над дизайном интерьера моделей Sense верфи Beneteau

По возвращении в Италию поступил в Миланский институт на отделение морской архитектуры, торговли и прогулочного яхтинга, посещал семинары узнаваемых и опытнейших экспертов аква спорта, таких как Фульвио ди Симони и знакомого ему Андреа Валичелли. Потом Марио вновь пересек Атлантический океан — сейчас для того, чтоб поучиться ремеслу морского конструктора в нью-йоркском дизайнерском бюро Scott Kaufman Yachts, где в свое время набирались опыта Дрейк Спаркман и братьяСтивенс, основоположники компании Sparkman and Stephens.

Скотт Кауфман оказал большущее воздействие на формирование художественного вкуса Марио: «Кауфман был восхитительным наставником, он никогда не стеснял моей творческой свободы».

Возвратившись на родную землю, Марио Педол совместно с 2-мя друзьями Массимо Джино и Энцо Моизо открыл в 1985 году компанию Nauta Yachts, предлагавшую, как он сам выразился, «яхт-услуги с панорамным обзором», а конкретно, услуги в сфере дизайна, проектирования и посреднической деятельности. Друзья сделали также свою верфь, чтоб быть на полном самообеспечении. Первым шагом на новеньком поприще стало создание Nauta 54’, достаточно огромного для собственного времени парусника. Ассистенты Марио сомневались в успехе проекта, но на бот-шоу в Генуемодель вызвала энтузиазм сходу у 3-х покупателей. За 3-мя заказами последовали четыре других, при этом одним из клиентов оказался Пьер-Луиджи Лоро Пьяна, ставший потом близким другом дизайнера.

 

Яхта My Song была построена для Пьер-Луиджи Лоро Пьяна и стала неизменной участницей Loro Piana Superyacht Regatta

Примкнувший к проекту Скотт Кауфман также повысил стиль компании и обогатил проектные разработки необычными решениями. Компания стала получать известность в секторе яхт полусерийного производства, ее идеально разработанные модели ориентировались на самых взыскательных клиентов. За Nauta 54’ дизайнеры приступили к созданию 65-футовой модели, в разработке которой учавствовал легендарный Брюс Фарр. К огорчению, из-за экономического кризиса 90-х годов верфь пришлось закрыть. Сама компания выжила, но стопроцентно переключилась на дизайн. Строительство моделей велось на посторониих верфях, для которых партнерство с командой опытнейших проектировщиков было большущим подспорьем в работе. Марио продолжал заниматься брокерством, оно помогало сохранять тесноватую связь с клиентами, но этот вид деятельности занимал только 10% от общего оборота компании. Компания Nauta охотно прислушивалась к пожеланием и предложениям заказчиков:

«С ними всегда любопытно обмениваться мыслями. Некоторые приходят с чертежами, нарезками из газет и журналов, фото… Мы совместно ищем общий стиль, уточняем и корректируем детали, часто сами едем к заказчику, чтоб получить более полное представление о его вкусах и эстетических представлениях. Они служат нам основой для работы».

Серия Nauta Air для Cantiere delle Marche

В 1992 году производители моторных яхт Bertram доверили компании дизайн интерьера всех моделей собственной линейки. Марио был воспитан на парусниках, но готов был работать и над моторными яхтами. Правда он осознавал, что здесь требуется совсем другой подход. На моторных яхтах больше свободных площадей. Над обновлением дизайна линейки Bertram инженеры Nauta трудились совместно с Давидом Напье, проектировщиком верфи. После чего компания работала над дизайном интерьера моделей Sense верфи Beneteau, также над CNB и катамаранами Lagoon. Сейчас они сотрудничают с большой французской компанией. Марио Педол наладил тесноватые контакты с одним из собственных клиентов, архитектором и дизайнером в секторе популярных спорткаров (Феррари), поручившего ему проектирование 230-футовой яхты, которую в скором времени удлинят до 262 футов (80 метров).

«Никаких „пирогов со взбитыми сливками“ не будет, новенькая модель совершенно впишется в окружающий ландшафт благодаря многообразию открытых зон и остекленных площадей».

Тем временем компания продолжала развиваться. Она прирастила собственный штат до 14 человек, переехала в новый кабинет, расположенный в центре Милана, и обновила компьютерное оборудование. Марио Педол — сторонник ультрасовременного минималистского стиля, но его дизайнерские решения отлично выдерживают испытание временем.

 

В нереализованном проекте Light можно отыскать идеи, воплощенные позднее в Azzam

Экономический кризис 2008 года не позволил компании довести до конца проект 90-метровой модели Light. Марио отправился в отпуск, не зная, как сложится судьба его компании в наиблежайшие месяцы. «Я стоял у руля собственной парусной яхты, когда в один момент зазвонил сотовый. Один из моих компаньонов звонил по поручению инженера Мубарака Саада аль Ахбади. Некоторый судовладелец, пожелавший остаться неведомым, находил дизайнерскую студию, чтоб заказать ей проектирование очень большой мегаяхты. Сначала я решил, что идет речь о розыгрыше, но равномерно я с изумлением сообразил, что мой компаньон не шутит». Возвратившись на твердую землю, как в буквальном, так и в переносном смысле, Марио поторопился на встречу с инженером. Тот показал ему эскизы чертежей. Судовладелец высказал свои пожелания по комплектации каждой палубы, но ни словом не оговорился о дизайне внешнего вида. Марио просили в кратчайшие сроки составить техническое и финансовое обоснование проекта. Для компании, имевшей дело с яхтами средней длины, задачка была огромной трудности.

«Я вызнал о том, что заказ поручен нам, когда находился на регате Rolex Cup, но тогда речь шла о яхте длиной „всего только“ в 145 метров. Мои инженеры тотчас же принялись за работу.

С каждой неделей Azzam становилась все длиннее.

Заказчик желал, чтоб в столовой располагалось 50 человек, в зоне экипажа — 60, и Кристоф Леони начал уже размышлять над дизайном интерьера». В 2009 году заказчик круто изменил планы: было решено, что длина Azzam составит 180 м. У Марио с ассистентами в очередной раз добавилось работы. Сроки были поставлены агрессивно: менее 5 лет на создание. 7-палубная яхта будет вооружена 2-мя движками и 2-мя газовыми турбинами общей мощностью 94000 л.с.

Но гиганская задачка не устрашила компанию, которая наряду с проектированием Azzam ведет другие проекты, к примеру, разработку 72-метровой яхты Edge совместно с Benetti Design Innovation. Как видно из набросков, проектировщики Nauta решили стопроцентно «растворить» судно в аква ландшафте, застеклив надстройки. Площадь мастер-каюты составляет 102 м? и выходит на 105-метровую террасу. Богатство раздвижных дверей позволяет соединять воединыжды внутренние салоны с открытыми зонами. Свет беспрепятственно просачивается всюду. В отделке преобладают цвета бежевого и кофейного цветов. Интерьер оформлен в современном минималистском духе, без вычурности и украшений. Nauta также поддерживает тесноватые связи с верфью из Анконы Cantiere Delle Marche, где делается линия Nauta Air. Ее глава Васко Буонопенсьере отзывается о Марио Педоле с настоящим восхищением.

Мы охотно разделяем его чувства.

TAGS: , ,

TITLE

TITLE