Акваскипер — всё про новый водный велосипед

«Memel Werfte»: «Любая большая работа начинается с мечты»

Posted on 16.04.2014 in Моторные суда | by

«Memel Werfte»: «Любая большая работа начинается с мечты»   Создавать из классики нечто совсем новое и уникальное – это особенный талант. Таким наделен каждый мастер, работающий в «Memel Werfte». В Литве, на маленький верфи в Клайпеде традиционные лодки получают, так сказать, вторую жизнь. Уже около 2-ух лет литовские корабелы занимаются реставрацией древесных судов, яхт и катеров. Маленькая верфь была базирована Генрикасом Петраускасом. Он в свое время не побоялся вложить свои средства в предприятие с довольно узенькой направленностью. В заглавии верфи применено старенькое заглавие Клайпеды, где когда-то уже было судостроительное предприятие. Сейчас, сочетая бесспорные плюсы классики и современные технологии, и оставляя, как молвят на верфи, «душу» лодки в целости и сохранности, на «Memel Werfte» продолжают творить чудеса для тех, кто вправду способен это оценить.

1-ые шаги
Можно сказать, что «Memel Werfte» должна своим существованием одному судну. Часть профессионалов, которые сейчас работают на верфи, собрались несколько лет вспять, чтоб отреставрировать фолькбот, который заполучил Генрикас Петраускас.
— Когда я получил лицензию на управление лодкой, то купил моторный катер, чтоб акклиматизироваться в море. Позднее я продал его и отыскал старенький фолькбот одной из самых фаворитных моделей в мире, изготовленный из красноватого дерева, у 1-го из собственных знакомых, который на данный момент работает у меня на верфи. Тогда у судна был только корпус. Тогда и мы вместе несколькими спецами провели все работы по проектированию и реставрации. В конечном итоге итог приглянулся всем.

В процессе, как признается Генрикас, он старался привить своим мастерам новое представление о том, как нужно работать с деталями традиционных судов. Разногласия были, но, невзирая на это, работа была выполнена. И членам команды, восстанавливающей фолькбот, приглянулся сам процесс, потому спустя некое время они все возвратились для того, чтоб трудится на «Memel Werfte».

Верфь для Генрикаса была вначале кое-чем вроде хобби.
— У меня есть другой бизнес. И эта верфь – быстрее хобби, ежели доходное предприятие. На данный момент можно сказать, что этот бизнес тоже просит внимания и развивается. Но сначала это для души. Я лучше чувствую себя, имея что-то, приносящее удовлетворенность. Думаю, что потом смогу бросить основной бизнес директорам, а сам займусь конкретно работой на верфи.

Генрикас Петраускас, к счастью, имел возможность для открытия нового предприятия – он инвестировал в верфь свои средства, приобретенные за счет основного бизнеса. По словам, обладателя «Memel Werfte», тут пришлось пойти на риск. Генрикас сделал ставку на верфь, нанял работников, купил оборудование и начал скупать старенькые суда. Опирался в этом вопросе он в главном на интуицию.

Но, как и у хоть какого «молодого» предприятия, в самом начале работы появлялись некие трудности. Имели они никак не экономический нрав. Труднее всего было достигнуть осознания от мастеров того, чем они будут заниматься, работая на верфи.
— Но потому что они все мастера в собственной области, я сообразил, где их можно использовать. Это один из основных причин, кроме тяготения к морю, почему я открыл верфь, — жаль утратить ремесло. Людей, которые могут работать с традиционными лодками, с деревом, можно по пальцам перечесть. Мне самому грустно, когда пропадают мастера. Я думаю, что не могут люди, которые так работают с деревом, пойти делать стулья.

По словам основоположника «Memel Werfte», предприятие еще не окупается. Но уже на данный момент можно сказать – то, что делают мастера верфи, понравилось людям и экспертам в этой области.

История одной любви
«Не скажу, что я ценитель традиционных лодок, я просто их люблю», – признается Генрикас. Для него море стало родным с юношества, хотя в том месте, где жила его семья, не было и намека на море. Но его увлеченность развилась благодаря папе, который был мореплавателем, служил на флоте в Мурманске. Форма, фото, рассказы – все это потряхивало воображение грядущего инженера.
— Уже ребенком я начал моделировать корабли. Клеил макеты, собирал корпуса разных судов. И в свое время собирался поступать в Макаровку. Но я оканчивал школу в 91-92-х годах, тогда и меня туда уже не приняли. Я поступил в Клайпедское мореходное училище. Обучался на судомеханика.

По личным происшествиям окончить училище Генрикас не сумел. Тогда в Литве, в 95-96-х годах было положение, похожее с тем, что происходило в Рф сначала 90-х. Тогда необходимо было хоть каким методом зарабатывать средства. Тогда Генрикас получил специальность менеджера, позднее открыл собственный бизнес. Почти во всем благодаря этому, ему и удалось много лет спустя открыть не совершенно обыденную верфь. Позже Генрикас все-же возвратился к истокам и сумел окончить мореходное училище, получив специальность инженера.

Но все то время, что он занимался развитием собственных главных компаний, литовский предприниматель не терял энтузиазма к морю. Уже в протяжении долгого времени Генрикас прогуливается под парусом и участвует в гонках. Даже не из спортивного энтузиазма, а для наслаждения. И энтузиазм к традиционным лодкам, изготовленным из дерева, также никуда не пропал.
— Я никогда не лицезрел так прекрасной, новейшей пластмассовой лодки, которая сравнилась бы с древесной, даже старенькой. Уже не говоря о тех лодках, которые числятся практически произведениями искусства. Я думаю, что сейчас только усиливается потребность в традиционных лодках, так как у их есть своя история. Каждое такое судно гласит само за себя. Я не знаю ни 1-го человека, который этого бы не оценил.

«Memel Werfte»: «Любая большая работа начинается с мечты»

Творчество и педантичность
На верфи в Клайпеде сейчас работают 6 мастеров. Совместно они могут делать по 4-5 судов в год. Чтоб отреставрировать одну лодку требуется в среднем полгода. Генрикас так гласит о собственных работниках: «Каждый человек, который работает над судном, особый». Тут нет излишних людей, все хворают за общее дело. Но, невзирая на то, что управляющий «Memel Werfte» ценит творческий подход в работе, в отношении свойства считает себя реальным педантом.
— Это было понятно еще тогда, когда мы работали над моим фолькботом. С таким же вниманием я отношусь ко всем лодкам, которые мы реставрируем. Не может быть незаконченных деталей, в особенности на таких судах. Потому мы и говорим, что у наших лодок есть душа. Вот это тяжело – поменять мышление при работе. И на данный момент не все удается, потому некие вещи необходимо переделывать.

Вопрос свойства всегда занимает 1-ое место. Тем паче что верфь находится исключительно в начале собственного пути, и мастерам из Клайпеды еще предстоит показать многим, на что они способны. Не так давно Генрикас возвратился с выставки, которая проходила в Дюссельдорфе. Там «Memel Werfte» представляла собственный проект Century Viking. Как студенты, мастера верфи заканчивали работу над лодкой чуть не ночкой. Но в конечном итоге все оценили их труд. Там же на выставке отыскали собственных новых владельцев сходу две лодки, одна из их отправится в Москву.
— Сложнее всего обосновать на этом рынке, что мы что-то можем. Никто в этой отрасли в Европе не поверит на слово. Нельзя придти и сказать: «Давайте я отреставрирую вашу лодку, у меня есть мастера». Потому я и купил суда, над проектами которых мы работали, чтоб показать, на что мы способны. На данный момент у нас уже спрашивают, можем ли мы судно сделать таким же, как наши лодки.

«Memel Werfte»: «Любая большая работа начинается с мечты»

Коллектив верфи употребляет разные ноу-хау в собственной работе. Так, к примеру, сейчас хоть какой, кто заказывает лодку, может в режиме он-лайн поглядеть, на каком шаге находится реставрация либо ремонт. Естественно некие «знатоки» время от времени пробуют в процессе дать какие-то указания, но спецы «Memel Werfte» уже научились относиться ко всему проще – они просто делают свою работу.

Пока на верфи делают маленькие моторные лодки. Но для работы с деревом нужен особенный подход. К слову, мастера из Клайпеды имеют десятилетний опыт в кораблестроении. Некие даже работали в Германии.
— Эта ниша, где необходимы особенные инструменты и условия для работы с деревом. А самое главное – это мастер. С пластиком может работать хоть какой, изучивший технологию. Пластик – он не живой, а дерево – живое. И даже если ты берешь ординарную доску – не факт, что из нее получится фальшборт. Необходимо ощущать дерево, знать, как оно будет себя вести в воде, как будет деформироваться.
О для себя же, как о работнике, Генрикас гласит шутя: «Я прекрасно, полирую и тру. Для этого нужна выносливость».

Основная задачка для профессионалов верфи сейчас — это добавить в традиционную форму современное содержание. Идет речь, сначала, о технике. Когда мастера приступают к работе над еще одним судном, то его стопроцентно разбирают, чтоб позже вернуть, но уже с внедрением современных технологий.
— Сложнее всего отыскать место в традиционном древнем судне для размещения современной техники. Все поэтому, что старенькые суда такового типа строились по другому. Там дань отдавалась не комфорту человека, а ходовым свойствам, в особенности у моторных лодок – они были узенькие, длинноватые, потому очень резвые. Они и на данный момент могут просто поспорить с современными пластмассовыми судами в плане скорости и маневренности.

Сейчас, как считает Генрикас, при строительстве больше внимания уделяется комфорту, меньше – ходовым качествам. По его воззрению, необходимо использовать те технологии, которые могут сделать лучше условия пребывания на судне, но при всем этом сохранить самое наилучшее, что есть в каждом традиционном судне.

Дело вкуса
Особенное место в работе «Memel Werfte» занимает выбор лодки, над которой позже предстоит трудиться. Как гласит Генрикас, проекты могут быть выгодными, но не увлекательными. А работа ради работы – не в нраве мастеров из Клайпеды. Отношение к делу как к хобби дает возможность выбирать достойные внимания проекты. Так вышло и с судном проекта Chris Craft, которое было выстроено еще в 1928 году.

— Можно сказать, что мы приобрели это судно ненамеренно. Оно очень редчайшее. Как узрели объявление, сходу решили приобрести. Тем паче, что человек, который желал его реализовать не отыскал мастеров в Америке, чтоб его отреставрировать. Пока это свободный проект. Мы ждем, что появится человек, который заинтересуется им, и мы его создадим. Но если в течение полугода новый владелец не найдется, то мы отреставрируем его так, как лицезреем сами.

Как отмечает Генрикас, судя по последним тенденциям на рынке, люди почаще приобретают готовый продукт. Все поэтому, что они в силах оценить его, узреть, потрогать, проверить. Так, к примеру, на данный момент на верфи идет работа над еще одним проектом Chris Craft. Снаружи он выполнен в традиционном стиле, зато «начинка» у него современная. И несколько людей выказали желание приехать и поглядеть уже готовую лодку.

Еще одним увлекательным проектом, над которым собирается работать «Memel Werfte» – это яхта 1919 года постройки. Ее подарили Генрикасу с условием, что он займется реставрацией.
— Мой фолькбот я на данный момент продаю, так как мне подарили кораблик из Швеции 1919 года. Это парусная гоночная яхта, которая когда-то на Олимпиаде в Стокгольме заняла 2-ое призовое место. Она на данный момент в плачевном состоянии. Это судно не будет очень выгодным, так как спортивную лодку по мере надобности реализовать можно будет только энтузиасту. Но это яхта со собственной историей.

железную. Но предпочтение всегда отдается увлекательным проектам. Тут работники верфи могут провести в неком роде исследование – изучить историю судна, отыскать чертежи. Для каждой лодки подбирается свое решение, многие детали отбираются специально для определенного судна. По воззрению Генрикаса, если б верфь была загружена стандартными проектами, то для работы с традиционными лодками оставалось бы меньше времени.

Пара слов о будущем
Гласить о перспективах можно уже на данный момент. Но цели у главы «Memel Werfte» на последнее время полностью определенные.
— Необходимо сделать размеренной работу верфи. В дальнейшем мы планируем реализовать все свои часы, ведь верфь работает практически как автосервис. Начнем ли мы зарабатывать, это пока непонятно, главное в минус не идти.

Один из лозунгов «Memel Werfte» – неважно какая большая работа начинается с мечты. Но что такое мечта сейчас? Не каждый решится рискнуть ради того, к чему лежит душа. Начать работать с незапятнанного листа трудно и небезопасно. Но у Генрикаса на этот счет свое мировоззрение.
— Заработок – не являлся целью. Может это посодействовало мне открыть эту верфь. Я задумывался о том, что предприятие когда-нибудь окупится, но вначале я смело вложился, так как осознавал – это то, что мне нравится.

TAGS: , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

TITLE

TITLE